Как Генеральный прокурор РФ Юрий Яковлевич Чайка, запретил Председателю Следственного комитета РФ Александру Ивановичу Бастрыкину, заниматься судебно-экспертной деятельностью


Как Генеральный прокурор РФ Юрий Яковлевич Чайка, запретил Председателю Следственного комитета РФ Александру Ивановичу Бастрыкину, заниматься судебно-экспертной деятельностью
Адвокат
Гурьев Вадим Иванович
Участник конференции «Юриспруденция 21 века. Как перейти от прозябания к процветанию»
Как Генеральный прокурор РФ Юрий Яковлевич Чайка, запретил Председателю Следственного комитета РФ Александру Ивановичу Бастрыкину, заниматься судебно-экспертной деятельностью

Вся суть прилагаемого документа в самом заголовке.

Генеральный Прокурор РФ направил в Следственный Комитет РФ на имя его Председателя информационное письмо, а точнее свой протест и несогласие с проводимыми СК РФ экспертизами.

В данном письме Генеральный Прокурор РФ ссылается на нормы закона, конституционные положения, а также уже ранее высказанную правовую позицию Генеральной Прокуратуры РФ в лице своего заместителя по данному вопросу. 

Вот текст самого обращения.

Председателю

Следственного комитета РФ

Бастрыкину А.И.

 

«На Ваше обращение о производстве судебных экспертиз сотрудниками Следственного комитета Российской Федерации (далее — СК России) сообщаю, что позиция, отраженная заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Гринем В.Я. в информационном письме от 24.07.2018 № 36-10-2018 «Об использовании в качестве доказательств заключений судебно-медицинских экспертиз, проведенных экспертами Следственного комитета Российской Федерации», является обоснованной.

Ваш довод о том, что на деятельность СК России и других государственных органов при производстве экспертизы не распространяются федеральные законы от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 323-ФЗ) и от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (Далее — Федеральный закон № 99-ФЗ), не вытекает из положений федерального законодательства.

Согласно Федеральному закону № 323-ФЗ судебно-медицинские исследования в отношении людей, в том числе умерших, отнесены к профессиональной медицинской деятельности и подлежат обязательному лицензированию. Данный закон, регулируя правоотношения в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации, распространяет свое действие на неопределенный круг лиц и одновременно предписывает, чтобы содержание иных правовых актов не противоречило его нормам.

Следовательно, судебно-медицинские экспертизы вправе проводить только профессиональные медицинские работники, соответствующие всех установленным Минздравом России требованиям, при условии соблюдения Федерального закона № 99-ФЗ производимых иными уполномоченными субъектами судебно-экспертной деятельности, являются не люди, их жизнь и здоровье, а иные объекты, в связи с чем ошибочно отождествлять их с судебно-медицинскими экспертными исследованиями по определению степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека.

Не может быть принята во внимание и ссылка на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15.09.2015 № 1827-0 в качестве аргумента, подтверждающего возможность проведения СК России экспертиз, поскольку заложенный в нем правовой смысл не свидетельствует о наличии такого права. Из его выводов следует, что оспариваемые заявителем нормы, содержащиеся в статьях 57 и 70 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части 3 статьи 1 Федерального закона от 28.12.2010 № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» и подпункте 1 пункта 7 Положения о Следственном комитете Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14.01.2011 № 38, «не регулируют вопросы организационно-правового обеспечения создания и функционирования экспертных подразделений СК России».

Не поддерживается и мнение о допустимости заключений экспертных исследований, произведенных сотрудниками СК России на основании подпункта 1 пункта 7 Положения о Следственном комитете Российской Федерации, введенного Указом Президента Российской Федерации от 14.01.2011 № 38. Исходя из его требований полномочия в уголовном судопроизводстве должны осуществляться «в соответствии с законодательством Российской Федерации». Это означает, что федеральные законы, регламентирующие экспертную деятельность, не должны игнорироваться.

В частности, следует учитывать Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности», статьей 11 которого установлено, что субъектом государственной судебно-экспертной деятельности могут являться специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти либо экспертные подразделения, созданные федеральными органами исполнительной власти.

Между тем согласно Федеральному закону № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 403-ФЭ) СК России не относятся к перечисленным органам. Не содержится в названном законе и упоминания о возможности проведения сотрудниками СК России судебной экспертизы.

При разрешении рассматриваемого вопроса в том числе необходимо исходить из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, указавшего в постановлении от 25.06.2001 № 9-П на то, что в силу части 3 статьи 90 Конституции Российской Федерации „указы и распоряжения Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам“.

Таким образом, приведенные правовые нормы во взаимосвязи свидетельствуют о том, что сотрудники СК России не могут являться субъектами государственной судебно-экспертной деятельности.

Их участие в экспертных исследованиях в качестве негосударственных экспертов также не допускается. В соответствии со статьями 12.1 12.2 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» наряду со служебными обязанностями сотрудники СК России могут осуществлять лишь преподавательскую, научную и иную творческую деятельность.

Кроме того, при проведении экспертиз лицами, находящимися в административном подчинении руководителей следственных органов СК России, нарушаются содержащиеся в пункте 2 части 2 статьи 70 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статье 7 Федерального закона № 73-ФЗ требования о независимости и объективности эксперта, которые являются частью правового механизма, обеспечивающего право участников уголовного судопроизводства на беспристрастное и справедливое судебное разбирательство.

С учетом перечисленных положений федерального законодательства, регламентирующего в настоящее время обозначенную Вами сферу, удовлетворить обращение о пересмотре подходов к оценке нормативно-правовых основ экспертной деятельности СК России, не представляется возможным.»

Будет ли пересмотрен подход Генеральной Прокуратуры РФ по данному вопросу покажет время.

Упомянутые статьи закона

Конституция РФ

Статья 90.

Источник

Нет комментариев

Добавить комментарий